горячие темы Смотреть Скрыть
Политика
  1. Политика
Политика
Москва
0

Что посеешь, то и пожнешь? Шесть трендов уходящего года в разрезе регионов

Протесты

Россия стоит на пороге нового десятилетия. Среди прочих сфер жизни особенно отчетливо «смена эпох» чувствуется в политической системе координат. От того, какие тренды были заложены в уходящем году, будет зависеть курс на следующее десятилетие. При этом совсем другими красками в этой связи играет выражение «Москва – не вся Россия». Несмотря на то, что ключевые решения принимаются в столице, благополучие всей страны и каждого отдельного человека зависит от того, какое отражение эти инициативы находят в регионах. Обратная связь от регионов становится компасом, с которым сверяется и по которому корректируется курс всего корабля. «ФедералПресс» разобрался, какие тренды уходящего года будут диктовать нам правила в 2020 году, как это отразится на простых россиянах и к чему стоит готовиться в новом десятилетии.

1. Разворот на нацпроекты

Указ о нацпроектах на период до 2024 года был подписан президентом России Владимиром Путиным в мае 2018 года. Позднее на его основании правительство определило бюджеты 12 нацпроектов, однако уже тогда экс-глава Минэкономразвития, глава Сбербанка Герман Греф назвал первое полугодие 2019-го периодом раскачки. Под этим знаменем оно и прошло. Особого разворота на нацпроекты тогда никто не заметил, однако ближе ко второму полугодию стало понятно: поблажек не будет, а ответственные за провал будут наказаны, вплоть до персональной ответственности.

И вот уже жестко спрашивает результаты с подчиненных полномочный представитель президента в УрФО Николай Цуканов. В ноябре он провел совет по МСУ, посвященный реализации нацпроектов на муниципальном уровне, обратив особое внимание на отток населения из малых городов и поселков. А в декабре прошло большое обсуждение реализации нацпроектов в Свердловской области. Сотрудники полпредства несколько раз пытались перевести его в режим «публичной порки». Основными провалами были названы нацпроекты «Экология» и «Здравоохранение». В первом случае изменение методики Роспотребнадзора привело к резкому падению показателей обеспеченности чистой водой, возникла угроза срыва проекта. В правительстве свою вину отрицают и рассчитывают на дополнительные федеральные субсидии. Во втором случае речь идет о слабых показателях по сердечно-сосудистым заболеваниям.

В Приморском крае возникли вопросы к реализации нацпроекта «Безопасные и качественные автодороги». В октябре мэра Владивостока Олега Гуменюка публично отчитал полномочный представитель президента в ДФО Юрий Трутнев – за недобросовестное исполнение дорожных работ. Однако хуже всего на Дальнем Востоке дела обстоят в ЕАО и в Магаданской области. Освоение средств по нацпроектам – 23,6 и 14,9 % соответственно.

В качестве примера можно привести и Кировскую область, где провалы фиксируют по нацпроекту «Жилье и городская среда». В регионе резко упали объемы вводимого жилья – на 12 % по итогам девяти месяцев уходящего года. В ноябре Кировская область попала в четверку регионов, отстающих по вводу жилья, названную вице-премьером РФ Виталием Мутко. Также есть проблемы с реализацией нацпроекта «Формирование комфортной городской среды». В начале года сообщалось, что Киров вернет в федеральный бюджет пятую часть средств, выделенных на благоустройство в 2018 году. Муниципалитет не смог освоить 31 млн рублей. А общественники указывали на то, что работы выполнены некачественно. В этом году все дворы приняли, но снова есть жалобы на низкое качество работ.

Инфографика по нацпроектам

Впрочем, наблюдатели отмечают, что это тоже только начало большого и долгого пути. Тот же Герман Греф охарактеризовал 2019 год как «подход к снаряду». Ввиду этого в ближайшем будущем работа в этом направлении будет только углубляться.

«Пока что граждане не почувствовали какого-то эффекта от реализации нацпроектов. Почему? Может быть, потому что только началась история про нацпроекты. Может быть, потому что пока мы слышим, что не очень успешно средства осваиваются. Думаю, что ближе к парламентским выборам можно будет говорить о том, изменили нацпроекты что-то или нет. Что касается персональной ответственности: если есть целевые средства, которые направляются из федеральной казны в регион, то, конечно, есть и люди, которые отвечают за то, как эти средства потрачены», – поделился мнением с «ФедералПресс» политолог, политтехнолог Григорий Казанков.

2. Перестройка партийной системы

Уходящий год ознаменовался обострившимся кризисом политической партийной системы в целом. Да, партийная система в современной России остается стабильной, но все чаще малоэффективной. Наблюдатели сходятся во мнении, что электоральное ядро партий уменьшается, а избиратель все чаще не видит различий между ними.

КПРФ хоть и остается главной «левой» силой, являет собой партию с весьма устаревшей идеологией. Результат Павла Грудинина на президентских выборах показал запрос на новое лицо, однако старые партийные бонзы не спешат отдавать власть. При этом в регионах нарастает недовольство столичным руководством.

ЛДПР остается «партией одного человека» и держится лишь на харизме Владимира Жириновского. При этом перспективы партии в целом достаточно туманны из-за отсутствия явного сменщика. Идеология «соколов Жириновского» скорее популистская, однако в ряде регионов либерал-демократы представляют собой реальную силу.

«Справедливая Россия» по-прежнему испытывает сложности с позиционированием, а лидер партии Сергей Миронов не может в полном объеме объединить вокруг себя сторонников.

Остальные партии так и не выросли до перспективных движений, а малые партии используются исключительно как спойлеры.

Госдума

Стоит отметить, что на фоне кризиса политической партийной системы не стала исключением и «партия власти» – «Единая Россия»: сложности с рейтингом на фоне ряда реформ, с кадрами и идеологией. Ввиду этого на сентябрьских выборах в рамках предвыборной кампании некоторые кандидаты шли как самовыдвиженцы и старались дистанцироваться от «партии власти».

Ярким примером такого дистанцирования можно назвать главу Челябинской области Алексей Текслер. Сначала он пошел на выборы самовыдвиженцем, хотя и получил поддержку политической силы, наладил конструктивные отношения с председателем регионального отделения. Уже после избрания он не пошел в руководящий состав партии, делегировав своего заместителя по внутриполитическому блоку. При этом депутаты-единороссы не только приняли все предложенные Текслером законопроекты, одобрили его кандидатов в сенаторы и омбудсмены, но и безоговорочно поддержали предложенную в мэры Челябинска кандидатуру. Сам Текслер говорит, что взаимоотношения с «Единой Россией» у него конструктивные и ни о какой отстраненности речи не идет.

В условиях, когда партийные атрибуты перестают давать нужный результат, создатели затевают ребрендинг – по сути, пиар-кампанию по закреплению в сознании избирателей другого, более удачного образа, связанного с новыми атрибутами. В случае с партией – новой идеологией, работу над которой уже ведут эксперты АПЭК и ФоРГО, новыми инициативам и, конечно, новыми лицами и региональными лидерами. И в последнем случае на помощь «партии власти», по всей вероятности, призваны прийти губернаторы.

Например, в Приморском крае местное отделение «Единой России» возглавил харизматичный и популярный среди населения Олег Кожемяко. Аналогичная ситуация и в Якутии, где местное отделение возглавил Айсен Николаев. Губернатор все еще один из самых популярных и влиятельных политиков в Якутии и идеально подходит на роль флагмана.

Не остался в стороне и глава Самарской области Дмитрий Азаров. Это назначение должно было усилить позицию партии в регионе. В последние годы деятельность «Единой России» в Самарской области воспринималась негативно, депутаты не могли выстроить коммуникации с избирателями, никаких ярких политических деятелей не наблюдалось. В результате на выборах в гордуму в Тольятти победила КПРФ, а в Самарской области стали нарастать протестные настроения.

Губернаторы возглавили реготделения партий также в Адыгее (Мурат Кумпилов), Кабардино-Балкарии (Казбек Коков), Ставропольском крае (Владимир Владимиров) и Севастополе (Михаил Развожаев).

«Губернаторы, возглавившие региональные отделения партий, вряд ли смогут стать лицами партий. Мы это уже проходили. Сейчас практически нет губернаторов-тяжеловесов, многие из них – технократы. Понятно, что Рустам Минниханов или Рамзан Кадыров могут решить такую проблему, но большинство губернаторов – нет. Это нельзя считать серьезным ресурсом.

Партийной перестройки в следующем году не предвидится. Во всяком случае, речи об этом не идет, хотя варианты обсуждаются разные. Я так понимаю, что в итоге решено сделать упор на усиление «Единой России» в регионах», – прокомментировал ситуацию «ФедералПресс» директор Центра политической информации Алексей Мухин.

3. Усиление протестных настроений

Уходящий год был ознаменован и целым рядом ярких протестов. Одним из прецедентов стал протест в Екатеринбурге, где местные жители неделю отстаивали сквер на набережной от строительства. Изначально мирный протест на третий день вылился в столкновения с ОМОНом, получил международный резонанс и закончился вмешательством президента Владимира Путина. Численность участников оценивается в несколько тысяч человек. Многие участники протеста получили административное наказание, было возбуждено уголовное дело.

В соседней с Екатеринбургом Тюмени таким примером может служить строительство развязки на Червишевском тракте возле деревни Комарово. На общественных слушаниях часть горожан, проживающих в расположенных рядом населенных пунктах, выступила резко против. Было написано обращение губернатору Александру Моору.

В Бурятии полыхнуло после выборов мэра Улан-Удэ. Началось все с шамана-баламута Габышева: его сторонников задержали, недовольные этим люди вышли на главную площадь, однако потом требования сменились на политические – отмену итогов выборов. Протесты растянулись на несколько дней, народ даже ночевал на площади. В конце концов стали требовать отставки губернатора Алексея Цыденова. Разгоняли недовольных ОМОН и странные мужчины с топорами. При этом массовых задержаний не было, были задержаны всего нескольких человек.

В Кировской области участие в акции протеста против перепрофилирования объекта «Марадыковский» в завод по уничтожению опасных отходов приняли порядка полутора тысяч человек. Участники требовали отказаться от перепрофилирования завода, работа которого в случае аварии может привести к экологической катастрофе в регионе. С мая, когда стало известно о перепрофилировании завода, в регионе прошло несколько десятков акций протеста по поводу этой проблемы.

Протесты

Горячо было в этом году и в Калмыкии, где тлеет не прекращающийся с октября протест. Недовольство вызвано кадровой политикой команды нового главы региона Бату Хасикова, который поставил руководить Элистой выходца из ДНР, а в Совет Федерации отправил экс-главу Калмыкии. Максимальная численность митинга была в районе двух тысяч человек, что для маленькой Элисты очень высокий показатель.

Продолжает тлеть и протест в Шиесе в Архангельской области, вспыхнувший в 2018 году и связанный со строительством мусорного полигона площадью около 5 тысяч гектаров. Данный полигон предназначен для хранения твердых коммунальных отходов из Москвы и Московской области. Планировалось создать и «экотехнопарк», где будут складироваться брикеты с измельченным мусором. Переработка мусора проектом не предусмотрена. На протяжении всего года местные жители выходили на акции протеста численностью до 10 тысяч человек. Участие в последнем митинге – в начале декабря – приняли около 10,5 тысячи человек.

«Все эти протесты связаны с достоинством, потому что речь идет о демонстративном игнорировании людей, их никто не слушает, с ними не советуются и их мнение никто не собирается учитывать. Практически везде это проблема неуважения.

Я думаю, что этот тренд будет продолжен в следующем году. Связано все это с совокупностью факторов. Во-первых, это общественная усталость: кризис продолжается, просвета не видно, и это ведет к фрустрации и тревожности. Во-вторых, власть ведет себя все более агрессивно в отношении людей: вторгается в привычные сферы их жизни, в каких-то случаях пытается ухудшать условия их существования, и происходит реакция на такое вмешательство», – поделился мнением с «ФедералПресс» кандидат политических наук Александр Кынев.

4. Усиление института общественных обсуждений и публичных слушаний

На фоне усиления протестных настроений наметился и сдвиг в сторону усиления института общественных обсуждений и слушаний. Основной причиной тому стало сформированное в обществе мнение о полной манипулируемости слушаний, что и становится причиной жестких форм гражданского противостояния. Как неоднократно подчеркивалось экспертами, такой порядок вещей увеличит число и усилит политическую составляющую конфликтов. При этом стоит понимать, что усиление этой составляющей в крайних формах может и вовсе нести очень серьезные риски для государственного строя. По всей вероятности, поэтому в ряде случае протестующим удалось добиться желаемого.

В том же Екатеринбурге власти и инвесторы строительства храма были вынуждены пойти на уступки и отказаться от застройки сквера. Тогда же заговорили о «диалоге» с общественностью: была собрана рабочая группа по проведению опроса, куда вошли представители администрации, депутаты городской думы, общественники. Кроме того, администрация собрала на своем сайте предложения горожан по месту строительства храма. В итоге было отобрано два варианта, из них на общегородском опросе был выбран один. А в Тюмени после обращения местных жителей Александр Моор поручил Главному управлению строительства выработать компромиссное решение. Работа по достижению устраивающего всех варианта до сих пор ведется.

Голосование

Планировалось, что Агентство стратегических инициатив (АСИ) представит предложения по изменению института публичных слушаний и общественных обсуждений. В случае одобрения изменения системы общественных коммуникаций могут начаться уже в 2020 году.

«Любые общественные слушания – это хорошо, потому что это обратная связь между властью и обществом. Главенствующую роль в отношении государственных институтов с обществом занимает единица, которая называется гражданское общество. Гражданское общество – это, в свою очередь, различные единицы самодеятельности, которые направлены на упорядочение такого рода отношений. Подобного рода деятельность будет усилена, хотя бы потому что скоро грядут выборы 2021 года, и по всей вероятности, они будут непростыми. Что уж говорить о транзите власти, который мы ожидаем в 2024 году.

Власть достаточно внимательно изучает различные формы общественного мнения и старается эти факторы учитывать. Новых институциональных форм я не жду, а вот усиление различного рода контактов и учета различных форм общественного мнения, безусловно, будет. Это все будет анализироваться и учитываться», – поделился мнением с «ФедералПресс» политолог Игорь Загарин.

6. Межрегиональные трансферты

Еще один наметившийся тренд связан с «неоднородностью» субъектов Российской Федерации. Так уж получается, что в рамках одного федерального округа зачастую богатые регионы соседствуют с бедными. Со следующего года соседи будут помогать друг другу не только словом, но и делом. Это стало возможно после внесения соответствующих поправок в Бюджетный кодекс. Впервые о поправках, позволяющих проводить «горизонтальные субсидии», заговорили в 2017 году, однако запустили механизм лишь в 2019 году.

Первым и пока единственным таким примером стала помощь Зауралью. Речь идет о субсидиях, в уходящем году выделенных Тюменской областью и Ямало-Ненецким автономным округом Курганской области – 450 и 350 млн рублей соответственно. Тюменский транш пойдет на поддержание экологии реки Тобол, ямальский – на «социально-экономическое развитие».

«Механизм «горизонтальных субсидий» – это разумное решение, потому что зачастую многие регионы могут осуществлять совместные проекты, когда работа идет в одном регионе, но больше пользы от этого другому региону. Оформлять это можно по-разному.

Если речь идет не о конкретных проектах, то это воля региона. Если жители региона поддерживают такие решения, в этом нет ничего страшного. Но это уже экзотика.

Какие регионы в дальнейшем могут претендовать на подобные субсидии – это зависит от конкретных проектов. Где это может быть, сказать трудно, но, например, в той же ЕАО было бы выгоднее закрыть противотуберкулезный диспансер и отправлять людей в Хабаровский край. Это недалеко, а условия там гораздо лучше. В принципе, в будущем подход «горизонтальных субсидий» может быть востребован», – поделился мнением директор НИФИ, член коллегии Минфина, член экспертного совета при правительстве Владимир Назаров.

Фото: ФедералПресс / Виктор Вытольский, Евгений Поторочин; kremlin.ru

Инфографика: ФедералПресс / Елена Майорова

Сюжет по этой теме
23 декабря 2019, 10:48

Прощайте, десятые! Россия и «ФедералПресс» встречают 2020 год

Добавьте ФедералПресс в мои источники, чтобы быть в курсе новостей дня.
Присоединяйтесь к нам
Подписывайтесь на Email рассылку
Версия для печати
Загрузка...
Комментарии читателей
0
comments powered by HyperComments
Odnoklassniki 1